Добавить в Избранное!

Собянин учит москвичей смаковать жизнь

Автор: . 03 Июн 2016 в 16:04

moskva_smak

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Летом почему-то принято уезжать из Москвы. Я этого никогда не понимал — вот осенью—зимой, да, удрал бы куда глаза глядят, отвратительный город, а летом-то в Москве хорошо. Хотя летом везде, конечно, хорошо…

В общем, я это к тому, что летом приятно по городу гулять. Боевые действия (траншеи, грохочущая техника и т.д.) делают эти прогулки отчасти экстремальными путешествиями, но тут уж нужна военная хитрость — уходить от бомбежек обходными тропами.

Обходные пути легки. На Тверской — Сталинград, а свернул почти в любой двор — и вот уже мир, война окончена.

И вот слоняясь по ближним тылам 1-го Московского фронта я, как разведчик, сделал несколько наблюдений по поводу дорогой моей столицы, которыми и спешу поделиться.

Столешников и Камергерский, Большая Дмитровка Малая Бронная, Никитская, Никольская, Кузнецкий, почти все бульвары, Арбат и т.д. — это просто самый обычный, богатый европейский город. Берлин. Будапешт. Отчасти Прага. Барселона. На Париж и Лондон не тянут — пока, но явно взяли их как образцы для подражания, за вычетом средневековой архитектуры, понятно

Конечно, ничего нового в этом вроде бы нет. И «при Лужкове» было так, даже в 1990-е что-то такое мелькало, а уж в нулевые и говорить нечего. Но есть и некоторая разница, о чем немного ниже.

Собственно, все это предсказано «от противного» в «Золотом теленке».

Мечты Остапа, как все помнят, вели его в «О, Рио, Рио, грохот прилива, о, Рио-де-Жанейро»: «Вот, вот! «Главные улицы города по богатству магазинов и великолепию зданий не уступают первым городам Мира». Представляете себе, Шура? Не уступают! Вы сами видите, что происходит. Полтора миллиона человек, и все поголовно в белых штанах. Я хочу отсюда уехать. У меня с советской властью возникли за последний год серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу».

Почему же он выбрал именно Рио? «Не уступают первым городам» — ну, так, казалось бы, и езжай в Париж и Лондон…

Это — вопрос к литературоведам. Я так думаю, что гениальные авторы просто предвидели возникновение группы БРИКС, предвидели, что «новый русский капитализм» будет уже догонять не прямо Париж-Лондон, как в 1913 г., а придется — после столь долгого зигзага — заходить с тыла, «от Рио». Правда, это объясняет выбор (вынужденный!) для всей страны, но не лично для Остапа… Впрочем, это уже другая тема.

Итак — «не уступают». «Не уступали», повторяю, и при Лужкове, особенно в шальные 2007-08, когда как на сеансе черной (нефть!) магии, купюры ливнем хлестали по мостовой.

С этим сейчас похуже, хотя все мировые бренды «по миланским ценам» переливаются в московских бутиках.

Но Остап говорит еще одну важнейшую вещь — «все поголовно в белых штанах».

Вот это — как мне кажется — и есть градостроительная концепция Собянина. Это — его ноу-хау. Ради этого он ведет свою Битву за Москву.

Белые штаны — расслабленный город. Не просто жадное потребление, не просто роскошное потребление, не просто потребление как Национальная Идея (которую так мучительно ищут где-то поверх столиков пламенные геополитики и религиозные особисты). Нет. Неторопливое потребление. Давно насыщенное, смакующее потребление в никуда-не-бегущем городе.

То самое тихое довольство вечной — совершенно не агрессивной! — сытости, которое составляет фишку Европы.

В СССР чего-чего, а потребительства тоже хватало. Только было оно — судорожным, «рваческим» (урвать в момент пока есть!), из-под полы. Оно было жульническим, брутальным, энергичным, доставальным, злым, хвастливым, злорадным, нищенским, дорогим, со сжатыми зубами или гогочущим ртом, каким угодно, но только не — довольным, спокойным, никуда не торопящимся, «остановись мгновение». Оно было с портфелем, кейсом, багажником — но не в белых штанах.

И во времена новорусского Юрия Долгорукого потребление было еще таким же — не прожевывая.

А теперь «концепция поедания» изменилась.

Удобное, никуда не спешащее, под ретрофонарями, на ретромостовой, глядя на велики, в этом сияющем сытым отдыхом, совсем не агрессивном городе.

Бульдозерный бой идет ради вот этой жизни-на-земле — чтоб вырвать для такого потребления еще 3-4 улицы.

Но главная Идея состоит — как я понимаю — именно в том, чтоб это не было только богатое гетто мажоров, Остров Везения в Море Невезения. Вот такое и правда было — явно и кричаще в 90-е, чуть с менее острым контрастом в нулевые. Сейчас же, хотя «парижский шик» по-прежнему обустраивают — в сотый раз перестраивают — на Золотом пятачке, но этот стиль пытаются внедрить по всему городу. Сужу по своему Соколу. Например, не прошло и 10 лет как мэрия начала выполнить свои торжественные обещания обустроить, наконец, Ходынское поле, т.е. те огрызки, которые та же мэрия от него за эти годы соизволила оставить… Ну, что ж — что-то лучше, чем ничего.

Так в чем все-таки «концепция градостроения»?

Россия умеет воровать. Россия умеет швырять. Россия даже работать умеет. Россия умеет гулять — с размахом.

Россия не умеет смаковать. Никуда не спеша, ничего не боясь, ничем не заморачиваясь… Сделать город для удобного европотребления. И вот это спокойствие и спешит — по-русски, с грохотом, размахом, торопясь — создать Собянин. «Учитесь смаковать»

Его концепция города.

В момент кризиса? Ага. При падении того-сего? Ну, само собой. Когда средний класс трещит-потрескивает?.. Тогда!

Прав Сергей Семеныч в своем потребительском оптимизме или идея «отдых во время чумы» — очередные маниловские мечтания?

Не стану тут строить глобальные социально-экономические прогнозы. Да и не нужны они…

В Западной Европе такой сытый, неспешный средний класс — это, допустим 30-40-50% работающих по стране. В России — в разы меньше, ну, в Москве, допустим, 10-15-20% взрослого населения (кроме пенсов, понятно).

Но во-первых он — есть, это всяко около миллиона человек и никуда они не денутся. Еще раз — это не мажоры (мажоры лишь заметная издалека снеговая шапка этой горы). Во-вторых, эти люди среднего класса ценны не числом, а уменьем — они задают нормы и образцы социальной жизни. Чтоб все подражали — в меру возможностей.

И вот это, пожалуй, главное, что я хотел сказать.

Тихая (эти собянинские кафе — не ночные клубы, с гонками на джипах по пустой Москве), мало что довольная, но еще и вежливая, позитивная буржуазная повестка. В СССР поход в ресторан означал важное, пьяное, пафосное событие. В Москве малиновой, лужковской — «гулять так гулять, стрелять так стрелять». Урвать — так урвать! В Москве собянинской это просто — банальное, приятное, вечное времяпровождение. Где не надо кичиться ни одеждой (какой бред!), ни супертачкой (что за тупо-жлобские игры!), где люди просто спокойно расслабляются. «Потому что я этого достойна». Тут даже не только позитивная, но часто еще и гуманная повестка. Например, на Твербуле я увидел стенды рассказывающие прохожим о борьбе с рассеянным склерозом — штука вполне нормальная в Европе, но малопредставимая раньше в Москве, где полагалось кичиться здоровьем и деньгами, но скрывать болезни и слабость.

Вот — еще раз! — и Идея Города. Жить в свое удовольствие, спокойно, «политкорректно» — здесь и теперь. В это идеально вписывается и запрет на вредные привычки — курение, скажем. Больше того — торможение автомобилей, подталкивание к великам, самокатам и т.д

И это — все?! Вся Идея?

Так точно. ВСЯ. Здоровое мелкобуржуазное наслаждение мелкой жизнью.

Понятно, что этот образ жизни – тихий, мягкий, безболевой – ни с кем не спорят. Гедонисты – абсолютные конформисты, хотя и невосторженного образа мыслей. Поэтому же хомячки сроду ни в какие колонны не строятся, тем более в «пятые», ни к какой оппозиции не имеют ни прямого, ни кривого отношения. Живут – кофе пьют … Конечно, как Остап не хотел строить социализм, так они не хотят строить Новый Русский Империализм. Но Соввласть лезла во все щели, Остапа душила, а вот умная российская власть держит этих людей на вольных хлебах – да делайте вы что хотите, больше того – вот, город под вас делают … У нас ведь и Империализм – гибридно-виртуальный, ни от кого ничего не требует. Так что ПО ЖИЗНИ – разногласий нет. Параллельные миры – официальный перезвон и частная жизнь.

Но вот эстетическое неприятие, скажем, милитаристской пропаганды – да, имеет место.

Танки грязи не боятся! Ну, зачем же грязь? Мостовую надо мыть. Мылом. Если надо – повторим! Ну, зачем? Не надо. И так хорошо. Деды воевали ! И – мой тоже, было дело, респект и уважуха, а мы-то – причем? Вроде и не с кем даже … Геополитические угрозы! Ну, не цепляют как-то…

Европа. Та самая, которая отвоевалась, отпобеждалась, отбесновалась. Умеренно пьет, немного курит (ну, и тут фанатизм не нужен – одна сигарета не убьет), не спешит создавать семьи, но уж на детей не орет никогда, думает об отдыхе (от чего – отдых ? От сидения за компьютером или от сидения в кафе на бульварах ?), терпима к геям, но как всегда на 99% гетеросексуальна, а секс для нее – Центр Жизни, равнодушна к религиям, малобрутальна, хотя охотно качает бицепсы и трицепсы и т.д.

Вот такой Мир, такой продуктово-ценностный набор.

Абсолютно политически нейтральный, но по факту Альтернативный к миру официально-агрессивно-геополитического патриотизма.

Ильф и Петров называли этот мир — «маленьким миром, с маленькими людьми». В Большом мире бодрые студенты говорили про державный «миллион тонн чугуна» — а маленький (?!) Остап думал про свой жалкий (?) миллион рублей.

Сейчас, когда большие и упитанные ТВ-люди в костюмах «Бриони», с свежим средиземноморским загаром, бесстрашно отвечают в своих шоу на горящие геополитические вызовы — маленькие люди в кафе и в костюмах чуть подешевле выбирают креветок и тоже решают геополитические проблемы — куда поехали и куда поедут…

Какая же идеология живее и более жизненна? Империи — или империи вкуса?

Леонид Радзиховский

Рубрики: Байки о градоначальниках | Мнение | Общество

Обсуждение
Отзыв Владимир из Деревни 03.06.2016

С точки зрения отдельных авторов, упитанные ТВ-люди в костюмах «Бриони» и маленькие люди в костюмах чуть подешевле -это всё обитатели одного мира. Мира пассажиров некоего «сборного ж\д поезда»,двигающегося без промежуточных остановок в неизвестность. Просто кто-то из этих людей ,согласно купленных билетов,по ходу движения обустраивается в мягком вагоне,кто-то в купейном,а кто-то в плацкартном .В этом «поезде»,кроме того, есть ещё обитатели товарных вагонов и цистерн со встроенными внутрь телевизорами.Ну и ,естественно, есть ещё и вперёдсмотрящие «машинисты» локомотива.
А вот ,Альтернативный мир в данном примере -это тот мир ,который можно ,особо не напрягаясь, увидеть из окон пассажирских вагонов,но многими пассажирами абсолютно не замечаемый.Это мир,который также можно случайно увидеть,догадавшись однажды глянуть сквозь щели в стенках товарных вагонов или чутка приоткрыв люки цистерны.

К сожалению, комментарии закрыты.