Добавить в Избранное!

Трагедия без морали

Автор: . 04 Апр 2017 в 14:10

plamia

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Каждый раз, когда в очередном городе — и не так уж важно, русском ли, европейском, — происходит очередной кошмар, взрыв, теракт, массовое убийство, — меня с некоторых пор охватывает уже не только ужас, но и какая-то усталая безнадежность

Так и на этот раз, когда люди — упокой, Господи, их души, — погибли в Петербурге. Правительства всех стран, где происходит нечто подобное, реагируют на эти трагедии более-менее одинаково. «Мы сплотимся». «Мы не поддадимся страху». «Мы не дадим преступникам нас разделить». «Они не смогли напугать нас». И, конечно, самое главное, что говорят в таких случаях. «У терроризма нет национальности и религии».

От всего этого — от этих абстрактных и пафосных камланий — веет одной бесконечной ложью. И дело даже не в том, что мы еще как поддаемся страху — и странно было бы не бояться за себя ли, за близких и дальних в таких условиях.

Дело в том, что терроризм XXI века — это не какое-то загадочное бесплотное явление, о котором и сказать-то ничего нельзя, кроме таких деклараций, и уже не явление политическое, как в XX столетии, когда за террористами стояли конкретные организации с четкими требованиями: мы будем делать то-то и то-то, пока вы не сделаете того и этого.

Нынешний терроризм — это озверение и расчеловечивание, имеющее очень четкий национальный и конфессиональный фундамент

Он приходит из конкретных мест, и бомбы с ножами несут к нам конкретные люди, чья идентичность известна в России каждому младенцу — как, собственно, и во всем мире она всем известна. Но говорить об этом нельзя. Национальное и конфессиональное происхождение терроризма табуировано полностью — и голого короля мы обязаны видеть в платьях из моралистических абстракций, которыми его прикрывают политики всего мира.

«Иначе фашизм». «Иначе ненависть и экстремизм».

Так что лучше уж 282 статья УК РФ за нечаянно сказанное лишнее слово. Меж тем, мне кажется, что экстремизм, фашизм и пресловутая «рознь» получаются не из-за того, что нам разрешат сказать о терроре простую правду, — а из-за того, что эту правду упрямо заталкивают под лавку, стараясь сделать все, чтобы она осталась невидимой, и ровно поэтому она все равно однажды «рванет», но уже совершенно не в тех формах, какие могли бы быть предложены государством для решения тех же самых проблем.

А ведь решить их можно было еще давным-давно. Закрыть въезд в Россию из Средней Азии и некоторых других регионов. Прекратить найм гастарбайтеров. Остановить накачку страны пропагандистским неосоветским безумием про «дружбу народов» и «колыбель уникальной евразийской цивилизации»

Пересмотреть выданные коррумпированными чиновниками права на жительство в России, выданные известно кому. Ввести миграционно-прописочные барьеры внутри самой России. Отправить всевозможных «братьев» и «друзей» домой — если надо, то и принудительно.

Разумеется, все эти — и многие другие, но не менее необходимые — решения никогда не будут приняты. Нет такой крови и такого кошмара, который смог бы даже и такой страшной ценой вразумить власть имеющих — и положить пределы мультикультурному ликованию, открытости границ на Юг и Восток, рынку дешевой рабочей силы и той специфической цензуре «терпимости», за которую в Европе отвечают левые, а в России — поклонники всевозможной «духовности» и мастера ложносоветской ностальгии.

Мы будем и дальше «жить дружно». Будем «уважать традиции других народов», даже если эти традиции пахнут смертью. Нас ведь не напугаешь, как указывают политики в таких случаях. И никакой теракт, никакая трагедия — этого не переменит

Каждый раз, когда гибнут люди, думаешь: ну, может быть, хоть теперь что-то будет иначе — чтобы больше они не погибали. Нет, все будет по-прежнему. Вот это и есть — усталая безнадежность.

Вечная память всем тем, кого терроризм без религии и национальности забрал у нас в Петербурге. И — как же жаль, что он так и будет людей забирать.

Дмитрий Ольшанский

Рубрики: Мнение | Общество


Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.