Добавить в Избранное!

Николай Злобин: «…У американского президента нет повода помогать России. И Москве придётся самостоятельно его придумать»

Автор: . 19 Июн 2017 в 7:34

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Российско-американские отношения продолжают медленно, но упорно опускаться в своеобразную черную дыру

Сможет ли изменить этот тренд встреча президентов двух стран, которая произойдет в июле в Германии в рамках саммита Большой Двадцатки?

Я бы не стал особенно на это рассчитывать. Обеими сторонами на сегодня не создано никакого потенциала для их улучшения. Более того, непонятно, что, собственно, подразумевается под словами «улучшение двухсторонних отношений? Какие-то договоренности по Сирии? Снятие – пусть и частичное – санкций со стороны Запада? Возврат Крыма Украине? Отказ США от размещения системы ПРО в Европе? Свертывание конфликта на востоке Украины? Увеличение уровня взаимного доверия? Рост инвестиций и масштабные совместные проекты? Вариантов может быть множество, но в любой случае, нет понимания того, что именно нужно сделать, чтобы признать процесс улучшения отношений хотя бы начавшимся. Что сделает его, если не необратимым, то, по крайней мере, стабильным? Вообще нет никаких критериев и точек отсчета.

Мир так изменился со времен холодной войны, что старые подходы к оценкам отношений уже не работают, а новых критериев нет

Россия в течение всех последних лет возлагала ответственность за ухудшение двусторонних отношений на Вашингтон. Позиция Москвы заключалась в том, что, мол, не Россия ухудшала отношения и не ей их улучшать. Мы, мол, не участники конфликта на востоке Украины, поэтому не нам его урегулировать. Крым не является предметом дискуссии, как и санкции: не мы их принимали и не нам говорить об их отмене и т.д.

Сейчас, судя по выступлению Владимира Путина на Санкт-Петербургском экономическом форуме 2017 года, Россия заняла более гибкую позицию по возможной повестке для с Соединенными Штатами. Воспользуется ли этой ситуацией администрация Трампа?

Если оставить на минуту в стороне незатихающий скандал на почве возможных связей некоторых сотрудников команды Трампа с российскими властями, который носит, скорее, конспирологический характер, есть несколько мощных внутриполитических препятствий, которые могут воспрепятствовать команде президента США даже начинать думать над практическими шагами в этой области.

Во-первых, пока Трамп терпит серьезное поражение в своем предвыборном обещании отменить систему медицинского страхования, которую провел президент Обама. Сопротивление как вашингтонской, партийной, так и местной элиты оказалось слишком высоким. Трамп, конечно, не оставит попыток добиться отмены этой реформы. Это его главное на обозримое будущее поле сражения с мейнстримом Америки.

Во-вторых, не так легко идет реформа налогообложения, как, видимо, казалось самому Трампу, когда он провозгласил ее проведение во время своей избирательной компании. Тут тоже сопротивление очень велико и потребует немалых сил от администрации, а от президента Трампа заметного расход его политического потенциала.

В-третьих, президент Трамп внес в Конгресс проект нового бюджета, который оказался слишком революционным и радикальным не только для демократов, и для части республиканцев. Конечно, Америка не претендует на то, чтобы называться социальным государством, однако те сокращения социальных программ, которые предложил президент, удивили даже многих сторонников свободного рынка.

Президенту Трампу в ближайшее время придется немало поработать, чтобы найти компромисс с критиками своего проекта бюджета и добиться его утверждения. Это еще один широкий и очень острый фронт его противостояния с национальной американской элитой

К этому можно добавить еще необходимость борьбы президента за иммиграционную реформу, которую он пообещал в свое время. Включая, кстати, стену с Мексикой. За массовый возврат рабочих мест из других стран на территорию Соединенных Штатов, который идет не так успешно, как ему бы хотелось. Большинство из этих проблем, если и не все, ему надо обязательно решить в свою пользу, так как его нынешний рейтинг в обществе в целом и среди республиканцев не так высок, чтобы их забросить. Да и во внешней политике у Дональда Трампа немало вызовов – от ухудшившихся отношений с европейскими союзниками, в первую очередь, Германией до необходимости пересмотра американской политики в отношении Ирана, Кубы и ряда других стран. В самом разгаре война с Китаем за право писать новые законы и правила мировой торговли. Не говоря уже про борьбу с международным терроризмом.

В ноябре 2018 года состоятся промежуточные выборы в Конгресс США, где сегодня большинством обладают республиканцы. Как бы многие из них не относились к президенту Трампу, они являются его однопартийцами. Борясь против тех или иных политических инициатив Трампа, республиканцы, естественно, боятся потерять в 2020 году контроль над Белым Домом. Трамп не меньше опасается утраты республиканцами контроля на Конгрессом страны в 2018 году. Если это произойдет, то республиканцу будет труднее победить на президентских выборах 2020 года, но главное – Трампу будет практически невозможно успешно реализовать свою политическую повестку дня, включая те задачи, о которых шла речь выше. Более того, если нынешнее республиканское большинство в Конгрессе делает маловероятной успешную процедуру импичмента президента, то его переход под контроль демократов резко повышает такую вероятность. Иными словами, Трампу нужно сделать все, чтобы, с одной стороны, не проиграть свои главные политические баталии, а в с другой – сделать все, чтобы партия, которую он представляет, сохранила большинство в Конгрессе США после ноября 2018 года. Тогда президент Трамп предстанет как успешный и удачливый политик. В противном случае он будет все более восприниматься как политический лузер со всеми вытекающими последствиями для него лично и для его политической программы. Да и партия не простит ему поражения на выборах в Конгресс.

Поэтому неизбежно возникает вопрос: имея столько нерешенных проблем и открытых фронтов противостояния со значительной частью собственной национальной элиты, законодателями и СМИ, имеет ли смысл Трампу открывать еще один фронт по вопросам улучшения отношений с Россией?

Есть ли у него такая политическая необходимость? Как много собственного политического капитала – и так не очень большого – ему придется израсходовать на эту борьбу? Ущерб для политической программы Трампа в случае поражения очевиден. Но вот какой приз способен получить президент США за свои усилия улучшить отношения с Москвой? Как этой увеличит (если увеличит) его внутренний политический капитал? Что улучшение отношений с Москвой принесет американской экономике, американской элите, американскому обществу? Очевидных ответов нет. Да и ответы на все эти вопросы далеко не полностью являются прерогативой лишь Соединенных Штатов, но в немалой степени зависят от того, что способна и готова предложить со своей стороны Москва.

Николай Злобин

Рубрики: Мнение | Общество


Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.