Добавить в Избранное!

У России нет союзников. И не будет, если нам повезет…

Автор: . 07 Авг 2017 в 6:46

merkel_putin_1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Премьер-министр России заявил, что США объявили нашей стране торговую войну. Как только у нас в публичном пространстве звучит слово «война», так сразу начинаются разговоры о союзниках. Которых у России по-прежнему нет.

Когда мы говорим о военной сфере, то комментаторы обычно прибегают к стандартной формуле: у России есть два союзника — армия и флот. Но как быть, если мы говорим о сфере экономической? Есть два союзника — газ и нефть? Или Центробанк и Роспотребнадзор?

Особенно почему-то критикуют Россию за отсутствие союзников наши либералы. Дескать, Кремль своими неразумными действиями, которые поддерживает неразумный же народ, оттолкнул от себя всех, кого только можно. Стоим мы, сирые и убогие, в полном одиночестве, и не гордом, а таком изгойском. Идите, мол, дружите с мировыми фриками — Ираном и КНДР. Наверняка люди, которые произносят эти слова, если пребывают в возрасте солидном, рыдали над фильмом «Чучело». Как же так, жестокие дети травят трогательную и необычную девочку. Но в мировой политике все в порядке. Когда жирные западные страны начинают коллективно кого-то травить, бомбить и раскатывать в блин, то им позволено, потому что за ними цивилизация. А за теми, кого они убивают, никакой цивилизации нет — одна диктатура и мракобесие.

На деле же у нас у всех просто проблемы со словом «цивилизация». Мы полагаем, что цивилизация — это пьесы Мольера и айфон Джобса. Однако же это не так. Когда Колумб приплыл в Америку, индейцы встретили его доброжелательно, угощали плодами и прочее. Цивилизованными, таким образом, были они. А дикарями и варварами — приплывшие европейцы, которые за несколько веков вырезали этих индейцев под корень. Стоит это понять, и многое встанет на свои места.

Однако же все такие разговоры, разумеется, в пользу бедных. Переносить отношения между людьми на отношения между странами — привычка давняя, но абсолютно бесполезная и бесперспективная. Как только мы осознаем, что каяться за что-либо может отдельный человек, а весь народ не может, что благодарность может испытывать отдельный человек, а государство такой благодарности никогда не испытывает, то картина происходящего станет куда отчетливее.

Когда у нас спрашивают, где наши союзники, то почему-то не задают себе вопрос, где, допустим, союзники Китая. У нас с Китаем сегодня очень тесные отношения, мы часто поддерживаем друг друга в Совете Безопасности ООН, мы состоим в нескольких организациях, основой которых и являемся (ШОС, БРИКС), мы даже проводим совместные военные учения. Являемся ли мы при этом союзниками? Всем понятно, что нет. У Китая свои национальные интересы, у нас свои. Там, где они совпадают, мы действуем совместно. В остальных случаях у нас совершенно разная политика. И это вполне нормально. Мы просто привыкли за время существования социалистического блока, что есть целый ряд стран, готовых вопреки своим интересам отстаивать наши. Ну, к примеру, бойкотировать Олимпиаду в США или посылать своих солдат в те горячие точки, на которые мы им укажем.

Это время давно прошло. Это было время существования огромной Советской империи. Эта империя погибла. Никаких идеологических, экономических или геополитических оснований для ее возрождения в той или иной форме пока нет. Поэтому Россия сегодня существует как обычная страна, а у обычных стран в современном мире нет никаких союзников. Ни у Индии, ни у Бразилии, ни у ЮАР. Да это и не требуется.

Обычно союзники появляются во время ведения военных действий, и чаще всего это союзники ситуационные. Так было и во время ведения больших войн, так оно есть сейчас во время развития региональных конфликтов. Например, в Сирии нашим союзником является Иран, хотя кроме временных целей нас там с этой страной ничего не связывает. Ни Белоруссии, ни Казахстану, ни Армении ни к чему отправлять в Сирию своих солдат. Они и не отправляют, хотя формально находятся с нами в одном военном союзе. Но это не свидетельствует о нашей слабости. Это говорит лишь о том, что наши заявления о поддержке мирового права и права государств на суверенитет — не пустой звук. Мы поступаем так, как заявляем.

А вот современный Запад сегодня является сложным имперским конгломератом с центром в Вашингтоне. Поэтому грузинские солдаты оказались в Ираке — потому что сегодня Грузия является дальней окраиной западной империи. Но вот отстаивать территориальную целостность Грузии метрополия не пожелала. Нецелесообразно. Мелкие, не важные для Вашингтона потери.

Если мы представим, что на Западе сегодня имеем дело с огромным квазигосударственным объединением, то лишние вопросы отпадут. А вот прогнозы сделаются точнее. Европа может быть недовольна американскими санкциями, может протестовать и делать грозные заявления. Это разрешено. Но выходить из подчинения Вашингтону нельзя, и решения, принятые в Белом доме, следует исполнять. Надежды на противоречия между Европой и США беспочвенны.

Конечно, те самые либералы учат нас, что все империи когда-нибудь распадаются. Особенно такие огромные и неповоротливые. Но угадать наступление этого когда-нибудь — довольно трудно. Пока Запад достаточно един и достаточно силен. И он противостоит нам, да. Как и любая империя, он стремится расширяться. Экспансия к нашим границам продолжается. На очереди и Белоруссия, и Казахстан. Из этого надо исходить. Так, поддерживать, допустим, евро против доллара или Германию против США — все равно что поддерживать Узбекистан против Эстонии в Советском Союзе. Ситуативно, возможно, это имеет смысл. Возможно, это целесообразно на долгих политических горизонтах. Однако же результата в текущей ситуации это не даст никакого.

Сегодня принято считать, что единственной реально действующей империей остается лишь Япония. Но сама теория империи куда разнообразнее и обширнее. Любые империи, включая даже Российскую, в пору своего расцвета были довольно аморфными образованиями. С исторической точки зрения нам легко говорить о Римской империи как о неком едином государстве, хотя так вовсе не было в реальности. Было множество провинций с разным статусом, с разными формами самоуправления, с разными правами и обязанностями. Поэтому вполне допустимо и сегодня рассматривать условный Запад как единый геополитический организм со своей метрополией, с более привилегированными территориями, с менее привилегированными, а также с окраинами — спокойными и неспокойными. Как и в физике: большое тело обладает сильным притяжением. Противостоять ему сложно. Однако по множеству признаков можно увидеть, что внутри самого Запада происходят сложные процессы. Он прогибается под своей собственной тяжестью.

Исходить надо из этого. По моему скромному мнению, разумеется.

Ольга Труханина, для РИА Новости

Рубрики: Выбор редактора | Мнение | Общество


Отзывов пока нет.

Ваш отзыв