Добавить в Избранное!

Дерьмовая жизнь. Оно нам надо?

Автор: . 24 Сен 2018 в 7:30

zhirik_tn

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Скандальные разводы становятся традицией в России. Не успели еще выдать все новости про разрыв Петросяна и Степаненко, дележ имущества на 30 миллиардов главреда «МК» Павла Гусева и его жены, как появились подробности распада семей футболистов Глушакова и Дзагоева. Экс-супруги не стесняются делится грязными историями из жизни, которые потом будут смаковать на ТВ-шоу. Платон Беседин — о том, почему личное легко становится достоянием общества и чем грозит всеобщая любовь к полосканию чужого белья. 

Над футболистом «Спартака» Денисом Глушаковым похохатывали. Он купил сервант для наград и кубков, но выиграть ничего не мог. Ведь футболистом Глушаков был всегда средним. Хотя для общероссийского уровня вполне даже годился. А потом случилось чудо – и в «Спартак» пришел итальянец Массимо Каррера. Пришел, увидел, победил — «Спартак» впервые за 16 лет стал чемпионом. И в том – чемпионском – сезоне Денис и правда был неплох. Даже мем такой родился: «Глушаков – это похороны». В смысле своими победными ударами соперников хоронил.

Но вот после начались похороны уже для Глушакова. Карреру он решил не благодарить, вымогал новый контракт, после же поднял бунт.

Однако более всего Глушаков отличился вне футбольного поля – в семье. Жене, которой на поле он посвящал голы, изменял, хуже – зверски ее избивал. По крайней мере так она сама теперь рассказывает. Теперь Глушаков ищет компромат на нее.

К чему это я? Да, собственно, к двум ключевым моментам нашего общества.

Момент первый: кто наши герои сегодня и какова их зона ответственности? После успешной игры сборной России на чемпионате мира мы как-то милостиво забыли, что творили футболисты до этого. Как они шлялись по клубам накануне важных игр, как выпивали, как позорились, как тот же герой на час Дзюба куролесил с чужими женами.

А ведь футболисты в России – привилегированная каста. По неизвестной причине кто-то в нашей стране решил, что футбол – это важно, что в него надо вбухивать великие деньги. К феерическим победам это Россию не привело, но зато создало касту избранных – футболистов. Тех, кто в свои 20 лет получает полмиллиона евро в год только из-за лимита на иностранцев. В любой другой стране им бы никогда столько не заплатили.

Именно российские футболисты воплощают в жизнь великий русский миф о халяве. Играя бездарно, проигрывая и уничижаясь, они все равно выгребают из нефтяных ям огромные деньги. Неудивительно, что на этих ребят хотят быть похожими наши подростки. Герой российской молодежи выглядит как некто средний между «рэпером» Фейсом и «футболистом» Дзюбой.

Ладно бы эти господа втихую получали свое бабло, но так нет – они несут и отрицательный пример, негативный опыт за пределами поля. Глушаков, избивающий жену, – разве это не отвратительно? Хотя почему бы не избивать, если у нас решили декриминализировать побои в семье. В Средневековье ведь хорошо.

Но мало этого, Глушаков еще и требует от жены алиментов. Тоже ведь показательно, согласитесь. Потому что российские мужчины любят не платить алименты. По разным оценкам, их не выплачивают от 70 до 85% мужчин. То есть женщины, которые в России после коллапса материнства также не отличаются образцовостью, воспитывают детей в одиночку на свои деньги.

Безотцовщина – бич России. Антиматеринство – хлыст. Дети растут, точно дикая серебристая лебеда, предвестница, как писал Бунин, разрухи. Впрочем, кому теперь – в мире Глушаковых и Фейсов – нужен Бунин?

Момент второй – публичное и навязчивое полоскание грязного белья. Не могут «звездные» супруги развестись нормально. Они предпочли выплескивать в медиа компромат друг на друга. Выискивать и публиковать грязь. И не только они. Совсем недавно мы наблюдали за грязным разводом Петросяна и Степаненко. Или вспомним сагу об отцовстве Джигарханяна. Имя подобным историям легион.

В 90-е мы засматривались мыльными сериалами. «Санта-Барбара» до сих пор звучит как пароль. Но мыльные саги перестали быть просто выдуманными историями. Народ захотел реальной жизни, так, чтобы, наблюдая за остальными — теми, кому повезло чуть больше — успокаиваться самому. Что там у Бузовой? Что у Киркорова? И больше грязи. Ведь богатые и знаменитые тоже плачут, тоже ошибаются.

Собственно, наше федеральное телевидение разделилось на два сегмента: политику и так называемую жизнь. С одной стороны, нас кормят бесконечными политическими ток-шоу с артистами вроде Ковтуна, а с другой – этими «прямыми эфирами» с разбором деталей чужих жизней. Все это – сорта дерьма, в которых зрителя учат разбираться. Сначала нам расскажут об адекватном ответе Америке, а после препарируют жизнь очередной «звезды».

Тем самым зритель удовлетворяет свои низменные слабости, тешит пороки, но окно Овертона работает так, что порций грязи перестает хватать – хочется все большей жести. Зритель, подобно герою классики, приучает себя к медийному мышьяку. И в конечном итоге перестает различать, что есть плохо, а что хорошо. Правильно/неправильно как категории в принципе перестают существовать.

В конечном итоге, как на «Первом канале», ведущий прямо предлагает кому-нибудь съесть ведро дерьма. Предлагает тому, кто с ним не согласен, но на самом деле — каждому зрителю.

Итог печален: подобные телемодели переносятся в реальную жизнь. Они больше не развлечение – они методички и пособия того, как надо жить. Зритель грязного шоу превращается в его участника, но – без гонорара и без своих пяти минут славы. Чтобы получить их, он, зритель, должен совершить абсолютно мракобесную вещь, переплюнув другого отморозка, что, собственно, и делается.

Отныне разрешено все: и бить жену, и изменять мужу, и продавать себя – но этим не удивишь. Стоит ли изумляться, что семейные ценности, на которых во все времена держалась Россия, вымараны из общественного сознания? Сначала нас учили, как жить в семье, – грязно; теперь нас учат, как правильно разводиться, – грязно.

Ги Дебор писал об обществе спектакля. Спектакль ушел в андерграунд, в шокинг. И на смену обществу спектакля пришло общество ассенизации. Нас учат, как жить в дерьме и как различать его сорта. И в этом контексте известное выражение «дерьмовая жизнь» приобретает другое значение. Это – нормальная жизнь. Другой не будет. Кушайте, не подавитесь. Возможно, вашу трапезу покажут в прайм-тайм.

Только чавкайте погромче…

 

Рубрики: Выбор редактора | Общество


Отзывов пока нет.

К сожалению, комментарии закрыты.